v11_1_e
Но тут пришли Кристофер и толкинисты...
24.05.2016 в 13:58
Пишет ComOk:

Название: Быть джедаем
Размер: макси, ~16,5 тыс.слов
Персонажи: Оби-Ван Кеноби, Энакин Скайуокер, Зам Вессель, Боба Фетт, Джанго Фетт и др.
Категория: джен
Жанр: приключения, AU, fix-it
Рейтинг: G
Краткое содержание: Когда Совет джедаев отказался учить Энакина, Оби-Ван забрал его и ушел из Ордена. Десять лет спустя сенатор Наберрие обращается к наемникам Кеноби и Скайуокеру для расследования совершаемых на нее покушений.
Предупреждения: ООС всех и вся, вольное обращение с таймлайном и фактами
Примечание: спасибо за идею автору заявки с однострочников


***

На экстренное совещание в кабинете канцлера собрались самые доверенные сенаторы и представители джедаев.

— Армия клонов у сепаратистов? — покачал головой Палпатин. — Совершенно невероятно! Возможно ли, что произошла ошибка?

— Мой контакт абсолютно надежен, — заверил его Квинлан Вос.

Магистры Винду и Йода переглянулись, но все же кивками подтвердили его слова.

— Что же это за контакт? — полюбопытствовал Палпатин.

Вос покачал головой:

— Извините, канцлер, я не могу раскрывать свои источники. Вопрос безопасности.

— Мастер Вос, — с нажимом сказал Палпатин. — Вы предлагаете Республике предпринять чрезвычайные действия против нейтральной планеты, провоцируя усиление сепаратистских настроений, опираясь только на ваше слово?

— Да, — пожал плечами тот.

Лица сенаторов вытянулись, магистр Винду поперхнулся, в глазах Палпатина появилось странное выражение. Падме прикрыла ладонью улыбку — мало у кого хватало наглости хамить самому верховному канцлеру.

Тихо хмыкнул Йода:

— Чрезвычайные действия ни к чему нам. С миром на Камино отправлюсь я. Информацию проверю.

— Это прекрасно, мастер Йода, — подал голос Бейл Органа, — но, если на Камино действительно находится армия сепаратистов, мы должны быть готовы действовать. Нам придется установить блокаду планеты, чтобы сепаратисты не смогли вывезти войска.

— Учитывая дебаты вокруг Акта о создании армии… — покачал головой Палпатин. — Боюсь, Сенату потребуется много времени, чтобы одобрить военное присутствие на нейтральной планете. И еще больше времени займет сбор флота.

— Принимая во внимание важность вопроса, — сказал Мас Амедда, — если Сенат предоставит верховному канцлеру неограниченные полномочия, он сможет единолично принять решение о блокаде Камино. Тогда мы сумеем опередить сепаратистов.

— Но кто решится выступить с таким предложением в Сенате? — спросил Палпатин.

Сенаторы начали переглядываться. Кому-то для таких заявлений не хватало личной смелости, кому-то — политического веса. Падме вздохнула и решительно шагнула вперед.

— Я.

Все взгляды обратились на нее, Падме смутилась. Вос ободряюще подмигнул ей за спинами сенаторов.

— Я подниму этот вопрос перед Сенатом, — продолжила она. — Канцлер, я верю, что вы мудро распорядитесь своими полномочиями и сумеете предотвратить войну.

Палпатин благодарно сложил руки на груди:

— Я сделаю все, чтобы оправдать ваше доверие, дорогая моя.


***

Они гнались за тускенами почти всю ночь — сбиваясь с пути, возвращаясь, теряя и вновь находя след. Вессель ворчала, что следопыт из Скайуокера аховый, и что им стоило запустить пару дроидов-разведчиков. Энакин раздраженно отмахивался — лететь в город и искать, где достать дроидов, отняло бы больше времени, чем они могли себе позволить.

И вот они у цели.

Энакин подполз к вершине бархана и заглянул вниз. Тускены разбили лагерь у подножья: десятки палаток и костров. Лагерь спал, и только несколько охранников бдительно всматривались в темноту ночи. Они не создадут проблем. А если создадут — это будут уже их проблемы.

Энакин проверил бластер и световой меч.

— Пошли.

Они скользнули со склона и незаметно пробрались к лагерю.

— Твое джедайское мумбу-юмбу что-нибудь тебе подсказывает? — прошептала Вессель. — Или будем заглядывать в каждую палатку и извиняться, если обознались?

Энакин закрыл глаза и потянулся к Силе. Вот, вот она, он чувствовал ее, совсем рядом. Он поморгал, совмещая мысленную картинку с видом перед глазами. А совместив, торопливо подбежал к нужной палатке и, не задумываясь, вспорол полог световым мечом. Не обращая внимания на неодобрительное шипение Вессель, он шагнул внутрь.

— Мама, — тихо позвал он.

В тусклом свете луны, пробивающемся через разрезанный полог, он разглядел женщину, привязанную к импровизированной дыбе. Быстро разрезав веревки, он подхватил падающее тело и осторожно уложил на песок.

— Мама! — Энакин коснулся окровавленной щеки. — Мам…

Она была такая бледная и неподвижная, он почти не мог почувствовать дыхания.

— Мама… Что они с тобой сделали! Мама, пожалуйста…

Он прижал ее к себе, баюкая в объятьях, сглатывая подступающие слезы.

Рука протянулась из-за его плеча и прижала пальцы к ее шее.

— Жива, — резко сказала Вессель. Не дождавшись ответа, грубо встряхнула Энакина. — Скайуокер, она жива, но ей нужно срочно в больницу.

Будто очнувшись от транса, Энакин поднялся на ноги, прижимая маму к себе. Она была такая легкая, почти невесомая, казалась в его руках совсем маленькой и хрупкой.

Вессель первая выскользнула из палатки в прорезь полога, и ночь осветилась вспышками выстрелов. Послышались крики ярости и боли. Энакин вылез следом, бережно держа маму на руках.

— Чего ждешь?! — рявкнула на него Вессель, не переставая стрелять в тускенов, которые уже высыпали из палаток и похватали оружие. — Бегом к спидеру!

Не оглядываясь, он вскарабкался по песчаному склону, осторожно устроил маму на сиденье гравицикла и рванул прочь от лагеря.

— Мама, мама, ты только держись, — бормотал он. Ветер срывал слова и уносил прочь. — Они заплатят, мама. Они пожалеют…

Энакин с трудом разбирал дорогу, перед глазами было темно от ярости и ненависти. Он вернется, он обязательно вернется и заставит разбойников пожалеть о том, что они сделали.


***

На границе астероидного поля висел флот Торговой Федерации. Множество грузовых кораблей, а среди них — огромные боевые станции, вызывающие неприятные воспоминания об оккупации Набу. Оби-Ван нахмурился. Что делает такой флот на Джеонозисе?

Напомнив себе, что «Раб-1» имеет полное право здесь находиться, он повел корабль на посадку по координатам, отыскавшимся в компьютере. Пролетев над красными каменистыми равнинами и горными кряжами, он аккуратно опустил корабль на посадочную платформу.

— Боба, — серьезно сказал Оби-Ван. — с корабля ни на шаг. Если возникнут проблемы, кто-то попробует проникнуть на корабль, сразу вызывай меня. Если я не вернусь в течение суток — выводи корабль на орбиту и зови на помощь, — он настроил на корабельном передатчике частоту Энакина. По расчетам он уже должен быть неподалеку.

Боба угрюмо кивнул. Идея торчать безвылазно на корабле ему явно не понравилась, но он, похоже, привык слушаться.

Снова надев доспех Джанго, Оби-Ван спустился в проем, который вел в огромный подземный город. Встречные аборигены провожали его равнодушными взглядами, не задавая вопросов. Аборигены имели красноватую кожу, костлявые тела и крупные головы. За спиной виднелись сложенные крылья. Судя по обрывкам информации, которые Оби-Ван нашел о Джеонозисе, его обитатели были жуками с роевым устройством общества.

После долгих блужданий по залам и переходам, он набрел на огромный цех. Металлические станки штамповали детали, корпуса, сочленения, колеса. На сборочных линиях из этих деталей бескрылые жуки-рабочие собирали дроидов, и те стройными рядами маршировали наружу, на погрузку. Теперь ясно, что грузят корабли Торговой Федерации. Дроидов. Тысячи дроидов.

— Впечатляет, — пробормотал он.

— На это можно смотреть часами, — раздался за плечом голос. — Что может быть прекраснее — процесс сбора смертельного оружия?

Оби-Ван скосил глаза — возле него стоял джеонозианец, не слишком похожий на встреченных солдат или рабочих. Видимо, из высшей касты, может, даже сам эрцгерцог Поггль Младший — Оби-Ван не был уверен, что способен отличить одного жука от другого в лицо, хотя и внимательно изучал голограммы.

— Люблю приходить сюда, это так умиротворяет, — продолжал тот. — Душа отдыхает при одном взгляде на эту четкость и слаженность.

Что ж, у каждого своим способы расслабиться. У Оби-Вана стройные ряды дроидов вызывали одно желание — что-нибудь взорвать. Желательно, весь завод разом. Его бросало в дрожь при одной мысли, что будет с планетами Республики, на которые высадится такая армия. Далеко не на всех планетах найдутся готовые к бою гунганы, как случилось на Набу.

— Как дела с вашим заказом, Джанго? — спросил Поггль.

— Продвигаются, — туманно ответил Оби-Ван. Неужели это и есть заказчик? Что же Падме сделала жукам, сама того не подозревая? Но Поггль быстро развеял его сомнения.

— Ганрей до смерти утомил всех нас своим нытьем, как ему не терпится получить голову Амидалы, — сказал он. — Еще немного, и я захочу получить уже его голову.

— Могу оказать вам услугу, — отозвался Оби-Ван. Это уже умело больше смысла — Нат Ганрей, вице-король Торговой Федерации имел зуб на Падме еще с блокады Набу. — Возьму недорого, мне самому он изрядно надоел.

Кашляющие звуки, которые издал Поггль, видимо, означали смех.

— Ценю ваше предложение, Джанго, — отсмеявшись, сказал он. — Возможно, позже, когда Торговая Федерация подпишет договор. Пока, к сожалению, этот нечастный нытик нужен нам. Все мы в одном улье — им нужна наша армия, нам нужны их корабли… Так что же, вы порадуете нашего неприятного союзника хорошими новостями?

— В самом скором времени, — расплывчато пообещал Оби-Ван. — Джедаи больше мне не помешают.

Поггль покачал головой:

— Лучше бы вам поторопиться, — предупредил он. — Завтра вернется граф Дуку и прибудут остальные потенциальные союзники для подписания договора. Если Ганрей начнет опять свои глупые претензии, граф будет очень недоволен.

— Спасибо за напоминание, — ответил Оби-Ван. — Сделаю, что могу.

Поггль странно взглянул на него. Станг, надо было молчать и кивать, у Фетт другая манера говорить, и джеонозиец наверняка что-то заподозрил… Но тот снова отвернулся к сборочным линиям, полностью погрузившись в созерцание.


***

Вернувшись на «Раб-1», Оби-Ван включил гиперпередатчик.

— Вы не поверите, — сказал он, дождавшись ответа на вызов, — но я нашел еще одну армию.

— Еще одну? — ужаснулась Падме. — Мы и с первой-то не знаем, что делать.

Вос не смог удержаться от смешка:

— Кеноби, ты просто никуда больше не летай, ладно? А то куда ни прилетишь — везде армия.

— Очень смешно. На Джеонозисе работает завод по производству боевых дроидов. Их грузят на корабли Торговой Федерации. Похоже, сепаратисты настроены решительно.

Падме закусила губу.

— Заказчик покушений — Нат Ганрей, — продолжал отчитываться Оби-Ван. — Прямых доказательств у меня пока нет, но, судя по всему, я легко получу подтверждение от него лично.

— Можете не трудиться, Оби-Ван, — вздохнула Падме. — Учитывая, что Торговая Федерация поддерживает сепаратистов, их не слишком расстроят обвинения против них в Сенате.

— Зато покажут остальным их истинное лицо, — возразил Оби-Ван. — И еще — я узнал, что Дуку прилетает завтра на Джеонозис для заключения договора с потенциальными союзниками. Ожидается Банковский клан, Гильдия купцов, Корпоративный союз… Если сорвать их встречу, сепаратисты не получат их поддержки — хотя бы на какое-то время.

— Кеноби, — нахмурился Вос, — под «сорвать» ты подразумеваешь…

— Я не убийца, — покачал головой Оби-Ван. — Может, я и не отчитываюсь больше перед Советом, но я все еще джедай, веришь ты в это или нет.

— Оби-Ван, — сказала Падме, — это слишком опасно. И это выходит за рамки контракта. Вы не обязаны…

— Как я уже сказал, Падме, я джедай. Защищать Республику — мой долг. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не допустить войны.

Получилось слишком пафосно, хотя по сути верно.

— Я передам твою информацию Совету, Кеноби, — мрачно сказал Вос. — Они отправят на Джеонозис группу джедаев.

— И опоздают, — вздохнул Оби-Ван. — Или, еще хуже, спровоцируют начало войны, к которой не готовы. Джеонозис не входит в Республику, ваше присутствие будет расценено как шпионаж и диверсия.

— А твое нет?

— А я наемник, — усмехнулся Оби-Ван. — У меня работа такая.

Падме покачала головой.

— Будьте осторожны, Оби-Ван. Мы что-нибудь придумаем, чтобы вам помочь.

Изображение Падме исчезло, но Вос остался.

— Кеноби, тут появилась маленькая проблемка. Фетт сбежал от РСБ.

— Просто здорово, — пробормотал Оби-Ван. — Он лучший охотник за головами в галактике, а я забрал у него доспехи, корабль и сына. Ну спасибо, Квин.

— Всегда готов порадовать ближнего хорошими новостями, — хмыкнул Вос. — Уверен, ты как-нибудь справишься.

— Если бы я не был уверен, то уже летел бы с воплями на противоположный конец галактики. Спасибо за предупреждение. Отбой.

Оби-Ван откинулся в кресле, потер переносицу. Попробовал вызвать Энакина по планетарной связи, но обнаружил, что того все еще нет на Джеонозисе. Он снова включил гиперпространственный передатчик, записывая сообщение:

— Энакин, ты этот парсек от Татуина пешком идешь, что ли? — проворчал он. — Что произошло у Ларсов? Сам справишься или нужна помощь? У меня тут становится все интереснее и интереснее, будет здорово, если ты все-таки решишь присоединиться.

Он выключил передатчик и глубоко задумался.

— Я могу помочь, — раздался сзади детский голос.

Оби-Ван обернулся. Боба стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на него серьезно и решительно.

— Меня уже тошнит сидеть взаперти, — сказал он. — И чем быстрее мы тут закончим, тем быстрее полетим к папе, так?

Оби-Ван покачал головой:

— Это опасно.

— Я не боюсь! — возмутился Боба.

— А я боюсь! — ответил Оби-Ван. — Если с тобой что-то случится, твой папа оторвет мне голову.

Возможно даже в прямом смысле.

Боба довольно ухмыльнулся.

— Папа может, — уверенно заявил он. — Но я хочу помочь! И мне скучно.

Оби-Ван вздохнул. Он слишком хорошо помнил Энакина в этом возрасте. Попытки оставить его где-то в безопасном месте обычно заканчивались тем, что он сбегал и отправлялся искать приключений самостоятельно (и обычно весьма успешно). Так что безопаснее в итоге оказалось позволить ему участвовать в заданиях в меру возможностей. Боба, правда, казался более дисциплинированным, но Оби-Ван чувствовал, что надолго его не хватит.

— Ладно, — сдался он. — Но ты будешь во всем слушаться меня. Так, как слушался бы Джанго. Ясно?

— Ага! — радостно согласился Боба.

— Тогда пойдем посмотрим, что найдется у твоего папы в арсенале.


***

Отыскать зал, который жуки-рабочие готовили к завтрашнему приему важных гостей, было несложно. На людей рабочие косились, но особого внимания не обращали, отсутствием любопытства напоминая дроидов.

— Ты запомнил схему расстановки зарядов? — уточнил Оби-Ван. — Важно все сделать точно, если не хотим обрушить здание целиком.

— Конечно, — фыркнул Боба. — Я не ку-па.

Несколько расположенных под потолком зала маломощных детонаторов должны были вызвать панику среди делегатов и зародить сомнение, что стоит присоединяться к Конфедерации, если та не может защитить их даже во время подписания договора.

— Не понимаю, — бормотал Боба, пока они потрошили детонаторы, оставляя в них минимум взрывчатого вещества. — Почему бы просто не взорвать их совсем?

Оби-Ван серьезно посмотрел на него:

— Боба, я понимаю, что отец учил тебя по-другому. Но пока ты со мной, будешь следовать моим правилам — никого нельзя убивать, если этого можно избежать.

— Но почему? — Боба с искренним непониманием уставился на него.

Мантру «любая жизнь священна» легко вложить в голову ребенку, выросшему в Храме. Даже с Энакином было сложно — на Татуине он видел, что очень многие так не считают. Сыну наемного убийцы это утверждение показалось бы бессмысленным набором слов.

— Потому что исправить можно все, кроме смерти, — сказал Оби-Ван. — Не стоит совершать непоправимое, если есть другие возможности.

Не слишком убежденный Боба покачал головой, но больше не спорил.

— Вперед, — подбодрил мальчика Оби-Ван. — Ты должен пробраться на галерею и расставить детонаторы.

— Что, прямо при них? — Боба кивнул на жуков, убирающих зал.

— Боишься? — подразнил его Оби-Ван. — Не беспокойся, они тебя не заметят.

Он подошел к жукам-рабочим, отвлекая их вопросами, касающимися безопасности мероприятия, а Боба незаметно проскользнул по галерее, расставляя заряды. Пару раз жуки что-то чуяли, и Оби-Ван обращался к Силе, убеждая их, что они ничего не видели. От прикосновения чужого, нечеловеческого разума по коже бежали мурашки, но, судя по всему, внушение действовало.

Пыльный и довольный Боба оказался рядом, гордо улыбнулся:

— Готово.

— Отличная работа, — кивнул Оби-Ван.


***

Стоя на посадочной платформе, Оби-Ван наблюдал за прибывающими делегатами. В последний раз столько важных шишек в одном месте он видел, когда еще был падаваном и им с Квай-Гоном пришлось побывать на заседании Сената.

Представители Банковского клана, Техносоюза, Гильдии купцов и других корпораций прибывали на Джеонозис, чтобы присоединиться к Конфедерации Независимых Систем или подтвердить ей свою лояльность.

Он уже встретил Ната Ганрея, который набросился на него с требованиями немедленно предоставить ему голову Амидалы, иначе он откажется подписывать договор. Оби-Ван улыбнулся — скрытая голокамера записывала разговор. Собственное признание брызжущего слюной неймодианца в заказе политического убийства произведет отличное впечатление на Сенат.

— Ты не Фетт, — раздался сзади уверенный голос.

Оби-Ван обернулся. Конечно, шлем и доспехи не обманут форсюзера, тем более, такого сильного, как граф Дуку.

— Очевидно, нет, — согласился он. — Фетт больше не ваша проблема.

— Фетт никогда не был моей проблемой, — нахмурился Дуку. — Скорее инструментом для их решения. Кто ты такой и что тебе здесь нужно?

— Меня зовут Хардин, Рейко Хардин, — назвался Оби-Ван одним из своих псевдонимов. — Скажем, я не против стать вашим инструментом вместо Фетта.

Граф удивленно поднял бровь.

— И зачем это мне?

— Как видите, я забрал у Фетта его доспехи. Это ли не доказательство, что я лучше него? А такой человек как вы определенно предпочитает все самое лучшее.

— Ты прав, — слегка улыбнулся граф и негромко приказал: — Убить его.

Четыре боевых дроида немедленно открыли огонь. Оби-Ван бросился ничком на землю, перекатился, выхватывая бластер. Долю секунды он жалел, что нельзя использовать световой меч — было бы гораздо проще — но сразу выкладывать все свои козыри перед Дуку было неразумно. Пришлось полагаться на скорость реакции и меткость стрельбы.

Когда последний дроид заискрил перегоревшей проводкой и, покачнувшись, развалился, Дуку пару раз слегка хлопнул в ладоши.

— Впечатляет, — сказал он. — Возможно, ты действительно не хуже Фетта.

— Лучше, — поправил Оби-Ван и пнул обезглавленного дроида по руке, которая все еще пыталась добраться до оружия. — Так я нанят?

— Сними шлем.

Станг. Вот об этом он не подумал, привычный к тому, что наниматели не интересуются, что скрывается у наемников под шлемами и масками — лишь бы работу делали. Оставалось надеяться, что Дуку не соотнесет охотника за головами Хардина с падаваном Кеноби, которого мельком встречал в Храме много лет назад. Рискованно, но не выполнить приказ было бы еще более подозрительно.

— Я же к вам не в наложники нанимаюсь, а в охранники, — недовольно проворчал он, стаскивая шлем. — Ну, довольны?

Глаза Дуку весело блеснули.

— Мы обсудим твой контракт позже, Хардин, — сказал он. — А пока ты можешь сопроводить меня на встречу с нашими уважаемыми союзниками.


***

— Я убежден, что с вашей помощью к нам присоединятся еще десять тысяч планет, — вещал Дуку, возвышаясь над сидящими за столом делегатами. — И позвольте напомнить вам, что мы не забыли об обещании снизить налоги, сократить тарифы, а со временем я намерен внести предложение об отмене всех барьеров, мешающих торговле. Подписание этого договора принесет вам такие прибыли, о которых сейчас вы не можете даже мечтать…

Выслушав очередное громкое заявление, Оби-Ван сунул руку в потайной карман и нажал на кнопку дистанционного устройства. Стены содрогнулись, по потолку побежала паутина трещин, и на головы делегатам посыпались обломки и крошево.

Хаос и вопли заполнили зал. Нат Ганрей нырнул под стол, кто-то метнулся к выходу, кто-то бросился к окнам. Перепуганные голоса, перекошенные паникой лица и морды. Сверху сыпались пыль и песок, но…

Оби-Ван невольно приоткрыл рот от восхищения. Граф Дуку вскинул руки к потолку, и ни один обломок не упал на головы делегатам. Все до единого они зависли в воздухе, повинуясь призванной им Силе. Станг, вот это мощь! Вот это контроль! Трудно сказать, когда он последний раз видел такое мастерство управления Силой.

Дуку холодно улыбнулся, сжал пальцы — и камни смялись в песок и просыпались вниз. Перепуганные и восхищенные одновременно, делегаты загалдели.

— Что это было, Дуку? — потребовала Шу Май. — Если вы не можете обеспечить безопасность даже одного зала для встреч, о каких гарантиях от Конфедерации может идти речь?

— Как могла видеть уважаемая Шу Май, — учтиво сказал Дуку, — я способен обеспечить вам защиту от любых неожиданностей.

— Если это можете вы, могут и джедаи, — настаивала она. — А их в галактике тысячи. Мы не желаем ссориться с такой силой.

— Джедаи ничто перед моей мощью, — голос Дуку заполнил зал, пробирая каждого из присутствующих насквозь. — Они будут уничтожены и весьма скоро. Конфедерация сильнее, чем вы можете представить, и джедаи не в состоянии помешать нашим планам. На чьей стороне вы хотите оказаться — на стороне победителей или побежденных?

И запорошенные пылью делегаты, глядя на Дуку влюбленными глазами, продолжили обсуждение договора.

Станг, станг, станг, пульсировало в голове. Похоже, кое-кто тут крупно облажался.

Оби-Ван не успел решить, что лучше — продолжать играть роль Хардина или попробовать смыться по-тихому — когда Дуку закончил свою речь и обернулся к нему.

— Спасибо за это маленькое представление, Хардин, — нехорошо улыбаясь, сказал он. — Я сам не придумал бы лучше. Или лучше называть тебя — Кеноби?

Руки сами потянулись к поясу, хватаясь за бластер и световой меч разом.

— Не советую, — покачал головой Дуку. По щелчку пальцев в зал вкатились дройдеки и ощетинились пушками. — Может мой маленький тест ты и прошел, но с дройдеками тебе не справиться.

Он бы, пожалуй, рискнул, даже против дройдеков, даже против самого Дуку — если бы не зал, полный делегатов. При таком количестве народа любая стрельба превратится в бойню. Оби-Ван медленно разжал пальцы, роняя оружие на пол.

— Узнаю джедая, — улыбнулся Дуку.

По его команде дроиды вцепились в Оби-Вана мертвой хваткой и вывели из зала.


***

Прошло уже несколько часов с тех пор, как за мамой и меддроидом закрылась дверь больничной палаты, и все еще никаких новостей. Это ничего, ничего, если бы случилось плохое, ему бы уже сказали, думал Энакин. Он то и дело вскакивал на ноги и принимался бродить взад и вперед по коридорам, не в силах сохранять неподвижность.

— Я хочу убить их, — прошептал он, уставившись невидящим взглядом на мелкие трещинки на стене. — То, что они сделали… они животные, хуже животных, они не должны жить! Я хочу убить их всех, глядя им в глаза, чтобы они знали, кто несет им смерть, за что они умирают. Всех до единого!

Если не мама за дверью палаты, он бы уже мчался через пустыню, пожираемый одной мыслью — убить!

— Какие-то у тебя скромные желания, Скайуокер, — пожала плечами Вессель. Она развалилась на стуле и лениво следила за его метаниями. — Когда убили моих родителей, я мечтала вырезать ублюдкам сердца и заставить смотреть, как они бьются в последних конвульсиях. Содрать с них кожу, медленно, чтобы они сполна прочувствовали каждое мгновение боли. Запереть в сарае и спалить, как падаль.

— Что? — поперхнулся Энакин. — Ты что, правда все это сделала?

— Только в своих фантазиях, — сказала Вессель. — Мне было семь, куда уж тут. И я даже рада, что не сделала.

— Только не говори, что месть опустошает и ведет на Темную сторону!

— Ты переобщался с Кеноби, — покачала головой Вессель. — Не все такие чистоплюи как он. Я рада, что не сделала этого, потому что, когда мне было пятнадцать, я отыскала каждого из них, и они сильно пожалели, что не сгорели заживо в сарае. В семь у меня не хватило бы ни сил, ни воображения.

Энакин потрясенно уставился на Вессель; несмотря на татуинскую жару по спине побежали холодные мурашки.

— Ну же, Скайуокер, — Вессель схватила его за руку. — Давай вернемся. Отомстим. Они недостойны жить. Они должны заплатить за твою мать, и за всех женщин, которым повезло меньше.

Она повторяла его же собственные слова, его же собственные желания, но звучали они… неправильно. Безумно. Энакин взглянул ей в глаза и содрогнулся. Он смотрел на нее, как в зеркало, и отражение приводило его в ужас.

— Чего ты боишься? Что Кеноби узнает? Он не узнает, я не скажу ему, ты не скажешь, а эти ублюдки не скажут тем более. Некому будет говорить, когда мы с ними закончим. Кеноби не понимает, что такое ненависть, но ты-то понимаешь, верно, Скайуокер? Ты такой же как я. Тебе ничего не помешает отомстить, никакие дурацкие джедайские заморочки.

Энакин отчаянно помотал головой и стряхнул ее руку:

— Я не хочу быть таким, как ты! Я хочу быть джедаем! Как Оби-Ван!

Вессель внимательно посмотрела на него, собираясь возразить, и вдруг хлопнула по плечу:

— Хороший выбор, Скайуокер, — совершенно другим тоном сказала она и вышла на улицу.

Энакин рухнул на стул, пытаясь унять противную дрожь. Ему казалось, будто он остановился в одном шаге от ямы с сарлаком, он почти мог слышать, как шуршит песок, тонкими струйками сбегая из-под его ног в раззявленную пасть.


***

Оби-Ван висел между полом и потолком в подавляющем поле, которое не позволяло ни двигаться, ни использовать Силу. Без доспеха он чувствовал себя странно голым — и когда только успел привыкнуть?

Все пошло наперекосяк. Он был так самоуверен, так слеп — и в результате только укрепил позиции Дуку, вместо того, чтобы их пошатнуть. Еще и сам попался — и хорошо, если Боба успел улететь до того, как корабль решат задержать.

— Оби-Ван Кеноби, — проговорил Дуку, появляясь в поле зрения. — В прошлом — подающий надежды падаван, теперь — мелкий террорист.

— Я хотя остался верен Республике, — буркнул в ответ Оби-Ван. — Граф Дуку, в прошлом — великий мастер-джедай, теперь — предатель.

— Предатель? Какое громкое слово. Я предпочитаю считать себя истинным патриотом галактики. Республика изжила себя. Планеты Ядра купаются в роскоши и предаются наслаждениям, а отдаленные планеты страдают в разрухе. Разве таким должно быть справедливое общество?

— Я десять лет провел во Внешнем кольце, — отозвался Оби-Ван. — И отлично знаю, как живут отдаленные планеты. Я первый бы поддержал реформы, но война в первую очередь ударит именно по тем, за кого вы так радеете на словах.

— Что поделать, — вздохнул Дуку, — Конфедерации необходимы силы, чтобы отстаивать свое право на суверенитет. Я не желаю войны, но готов к ней.

— Не желаете?! — возмутился Оби-Ван. — Да вы создали армию раньше, чем Конфедерацию!

Дуку нахмурился:

— Что ты хочешь этим сказать?

Оби-Ван прикусил язык. Хотя очень хотелось объявить, что Республика знает про Камино и посмотреть на реакцию, но не стоит давать врагу шанс что-то предпринять. Пусть поймет, что его план рухнул, когда Камино уже окажется в блокаде.

— Дроиды, — пробормотал он. — Джеонозианцы, похоже, давно их для вас штампуют.

Дуку задумчиво посмотрел на него, потом заговорил проникновенно и почти ласково:

— Я желаю галактике только лучшего. Как и ты. Мы не сходимся во взглядах, но цель у нас одна. Оби-Ван, ты отличаешься от остальных джедаев. Еще юношей ты осознал, что их путь неверен и сумел отказаться от него. Мне для этого понадобилось куда больше времени. Присоединяйся ко мне. Вместе мы изменим галактику. Когда ты узнаешь, что знаю я, то поймешь, что Республика обречена.

Оби-Ван потерял дар речи от изумления. Он не был уверен, что поразило его больше — что Дуку считает его уход из Ордена политическим действием, или предположение, что он может присоединиться к предателю Республики.

— И что же это за тайное знание? — ехидно спросил он, справившись с собой.

Дуку неодобрительно покачал головой и серьезно ответил:

— Республику сейчас контролируют ситхи. Достаточная причина, на твой взгляд, чтобы желать ее падения?

— Что? — задохнулся Оби-Ван. — Как? Невозможно! Почему джедаи…

— Темная сторона туманит зрение, друг мой, — невозмутимо пояснил Дуку. — На данный момент сотни сенаторов находятся под влиянием Дарта Сидиуса.

В груди стало горячо. Хотелось закричать, что все это ложь, но он не чувствовал обмана. Ситх плетет свою паутину в самом сердце Республики.

— Откуда вы знаете?

— У меня свои источники… — начал Дуку.

Оби-Ван замотал головой.

— Нет. Нет! Хватит отговорок. Вы знаете, кто он? Почему вы не сказали джедаям? Почему, ради Силы, вы не уничтожите его?!

— Джедаи слабы и слепы, — презрительно сказал Дуку. — Они не могут разглядеть ситха у себя под носом — как они смогут его победить? А мне пока недостает сил, чтобы справиться с ним. Присоединяйся ко мне, Оби-Ван. Помоги мне уничтожить ситха.

«Да!» — хотелось крикнуть ему. Я согласен. Что угодно, все, что потребуется — чтобы ситх был уничтожен.

Ситх, из-за которого погиб Квай-Гон. Ситх, из-за которого Энакин никогда не станет рыцарем. Ситх, который разрушает Республику изнутри.

Разве ради этого не стоит пойти на небольшой компромисс? Заключить союз с противником — чтобы победить истинного врага?

Неужели его принципы важнее, чем возможность убить ситха? Разве не должен джедай пожертвовать всем ради блага других?

Соглашайся. Потом, когда Дуку поможет победить ситха, останется уничтожить самого Дуку — и в галактике наступит мир. Прекрасный план. Просто скажи «да».

Нет.

Нет!

Старая истина, которую он сотни раз слышал в Храме, сотни раз повторял Энакину: путь во тьму всегда кажется самым правильным и верным.

Падение начинается с малого. Иногда — с одного единственного слова.

— Нет, — выдохнул Оби-Ван. — Никогда.

Он чувствовал себя истощенным и измученным, будто только что выдержал схватку с сильнейшим противником. Только силовое поле, удерживающее его в воздухе, не давало ему рухнуть на пол.

— Очень жаль, — Дуку выглядел искренне расстроенным. — Что ж, если не согласишься ты, возможно, ко мне присоединится твой ученик.

Оби-Ван задохнулся.

— Не понимаю, о чем вы, — произнес он разом онемевшими губами.

— Уверен, что понимаешь. Мальчик с Татуина. Тот, кого джедаи сочли Избранным, но в своем скудоумии отказались учить. Мне пригодился бы такой потенциал. Где он?

— Неужели вы настолько отчаялись, что предлагаете союз каждому встречному форсъюзеру? — огрызнулся Оби-Ван. — Это просто жалко.

— Где он? — повторил Дуку.

— Понятия не имею, — честно ответил Оби-Ван. Может, все еще на Татуине. Может, летит на Джеонозис. А может уже прилетел и сейчас ввалится сюда с каким-нибудь фирменным безумным планом.

— Весьма прискорбно. Ты ученик Квай-Гона, и ради его памяти я пытался обойтись с тобой по-хорошему. Но, по всей видимости, напрасно.

В его руках зазмеились молнии.

— Где Энакин Скайуокер?


***

— Эни, — улыбнулась Шми.

Она лежала в постели, замотанная бинтами, бледная и слабая, но ее улыбка была теплой и ласковой.

— Я знала, что ты меня спасешь.

— Мама, — пробормотал Энакин. Он присел рядом на стул и сжал ее руку. — Прости меня. Я должен был прилететь раньше. Я не должен был позволить тебя похитить.

— Эни, — строго сказала Шми. — Прекрати немедленно. Уж ты-то точно ни в чем не виноват.

— Я мог бы прилететь раньше, — повторил он.

— Ты прилетел именно тогда, когда больше всего был нужен, — она нашарила его руку и легонько сжала.

— Но я…

— …не можешь быть со мной каждую минуту, — сказала она. — У тебя своя жизнь, Эни. Но я всегда знаю, когда ты понадобишься, ты будешь рядом. Это самое главное.

— Ты правда так думаешь? — спросил он.

— Иди сюда, — взмахнула Шми рукой. Энакин наклонился, и она поцеловала его в лоб. — Конечно, я так думаю.

На душе немного полегчало. Рядом с мамой, как в детстве, отступали все тревоги и беспокойства. Хотелось сидеть возле нее долго-долго, ни о чем не заботясь и не волнуясь.

— Мам, — виновато сказал он. — Мне нужно лететь. Оби-Ван ждет меня.

— Очередное задание? — улыбнулась Шми. — Прилетайте, когда закончите. Оба.

— Обязательно, — улыбнулся в ответ Энакин и поднялся. — Клигг и Оуэн сейчас придут к тебе. И я буду выходить на связь каждый день — и попробуй только не ответить.



Когда Энакин вышел на улицу, Вессель болтала с обвешанным оружием салластанцем, который яростно размахивал руками, что-то ей доказывая.

— Вессель, — позвал Энакин, — я собираюсь забрать корабль с фермы и улетать.

— Скатертью дорожка, — пожала она плечами. — Что, рассчитываешь на прощальный поцелуй?

Он переступил с ноги на ногу.

— Если ты вдруг передумала оставаться здесь… я хочу сказать — кто в здравом уме захочет остаться на Татуине? Ты можешь полететь со мной.

— Вот спасибо, — фыркнула она. — Сыта по уши вашей с Кеноби компанией. Каждый раз, когда я с вами сталкиваюсь, оказываюсь все глубже в дерьме.

— Мы не виноваты! — возмутился Энакин. — Ты сама связалась с Феттом!

— И все было прекрасно, пока не вмешались вы двое!

— Мы просто выполняли свой контракт!

Вессель выругалась на трех языках разом.

— Слушай, Вессель, — попробовал он еще раз, — мне правда жаль, что тебе пришлось улететь с Корусанта. Но не на Татуин же!

— Сам найдешь, куда засунуть свои извинения, — прошипела она, — или показать?

Энакин вспыхнул.

— Я просто хотел тебе помочь, — сказал он, развернулся и пошел к гравициклу.

Он заводил мотор, когда Вессель окликнула его:

— Скайуокер. — Она замялась на секунду. — Удачи.

— Спасибо, — серьезно кивнул он. — Тебе тоже.

— И передай Кеноби, в следующий раз я пристрелю его, как только увижу, не дав рта раскрыть.

— Ну-ну, — ухмыльнулся Энакин. — Нет уж, меня в ваши игры не впутывайте. Не мое дело и все такое.

Он лихо развернул гравицикл, подняв позади тучу песка, и помчался вперед.


***

Услышав негромкий шорох, Оби-Ван вздрогнул и открыл глаза. Сначала он решил, что ему почудилось, но потом заметил шевеление возле одного из отверстий для воздуха под потолком. Худощавая невысокая фигурка протиснулась в отверстие, повозилась и спрыгнула на пол.

— Привет, — негромко сказал Оби-Ван. — Мне казалось, я велел тебе улетать, если возникнут проблемы.

— Жуки сторожат корабль, — отозвался Боба. — И вообще, ты обещал отвезти меня к папе, а обещания надо выполнять.

Он хитро подмигнул, скользнул к пульту управления и отключил силовое поле. Оби-Ван тяжело осел на пол, медленно восстанавливая контроль над своим телом. Он с облегчением потянулся к Силе и мало-помалу слабость и боль отступили.

— …жуки охраняют корабль, я убежал от них и спрятался! — шепотом тараторил Боба. — Они мне не нашли, хотя пару раз проходили прямо близко-близко, а потом я вылез и пошел искать тебя, и чуть не столкнулся с жуками, но пронесло, а потом…

— Извини, что втянул тебя во все это, — вздохнул Оби-Ван. — Надо было все-таки оставить тебя на Камино.

Боба посмотрел на него круглыми глазами:

— Шутишь? Это так круто!

«Круто»? Интересно, все десятилетние мальчишки чокнутые, или это лично ему на таких везет?

Оби-Ван поднялся на ноги:

— Есть надежда, что ты заодно нашел, куда жуки дели доспехи и оружие?

Боба помотал головой.

— Ладно, что-нибудь придумаем.

В вентиляционное отверстие Оби-Ван не пролез бы при всем желании, так что выбираться предстояло обычным путем. Он подошел к двери и прислушался к Силе. Два чужих разума ощущались прямо за дверью — охранники.

— Приготовься, — велел он Бобе, с помощью Силы отпирая замок. А потом с размаху пнул дверь.

Одного из охранников зацепило створкой и приложило об стену, второй успел отпрыгнуть, но получил ногой в живот, а затем и коленом по морде. Оби-Ван затащил обоих в помещение, быстро обыскал, отбирая бластеры и комлинки. Боба восторженно смотрел на него, приоткрыв рот.

— Жаль, что замаскироваться под них не выйдет. — Оби-Ван протянул мальчику один из бластеров. — Идем быстрее, пока их отсутствие не заметили. Знаешь дорогу?

Боба закивал, свернул в какое-то малозаметное ответвление, и уверенно повел их извилистыми, зато пустынными коридорами и переходами. Благодаря Силе Оби-Ван чувствовал, что они идут в верном направлении, но с трудом представлял, как тут ориентируется Боба.

Они выбрались к посадочной площадке не через главные ворота, а через какой-то технический выход, и залегли под прикрытием ремонтного оборудования, оценивая обстановку. Возле «Раба-1» бродило десять жуков-солдат, приставленных охранять корабль.

— Вот, — вздохнул Боба. — А дальше я не знаю.

— А дальше мы разделимся, — Оби-Ван ободряюще стиснул плечо мальчика. — Я их отвлеку, а ты обойдешь вокруг и проберешься в рубку. Активируешь пушки и дашь несколько залпов по окружающим кораблям, и пока они будут разбираться, что к чему, мы улетим.

— Круто! — обрадовался Боба.

«Будет круто, если все получится», — поправил про себя Оби-Ван и перебежками, прячась за другими кораблями, чтобы жуки не обнаружили его раньше времени, направился к «Рабу-1». Убедившись, что Боба тоже занял исходную позицию, он вышел на открытое пространство перед кораблем и уверенно зашагал к трапу.

— Стоять! — рявкнул один из жуков, грозно хлопая крыльями. — Доступ запрещен!

— Приказ графа Дуку, — заявил Оби-Ван, подкрепляя слова внушением Силы. — Я могу пройти.

— Ты можешь пройти, — зачарованно отозвался тот, отступая в сторону.

— Эй, куда? — Два других жука обернулись к ним.

— Приказ графа, — повторил жук. — Он может пройти.

— Не было никакого приказа! — Жуки подняли бластеры. — Стоять!

Три, пять, семь жуков сгрудились возле Оби-Вана. Он потянулся Силой к их разумам, делая внушение:

— Я могу пройти. Приказ графа Дуку.

От напряжения звенело в ушах, в глазах рябило — он никогда не делал внушение такому количеству существ разом. Жуки начали опускать оружие, но не слишком уверено, явно сомневаясь в услышанном, их мозг сопротивлялся навязанной извне информации.

— Приказ графа… — повторил Оби-Ван, и тут, окончательно развеивая внушение, из корабля раздался голос:

— Эй, смотрите-ка, кого я поймал!

Из люка появились два жука-солдата, таща за собой извивающегося Бобу.

Оби-Ван подумал, что драки на посадочных платформах начинают входить у него в привычку. Он вскинул бластер, но жук тут же приставил свое оружие к голове мальчика:

— Сдавайся, джедай, или он умрет.

Пришедшие в себя остальные жуки наставили оружие на него.

Оби-Ван медленно опустил бластер, один из жуков тут же выхватил его из руки. Жуки толкнули Бобу к нему, и встали полукругом десятке шагов. Боба бросил на него виноватый взгляд, Оби-Ван качнул головой: не твоя вина. Надо было подумать о том, что внутри может быть засада.

— Мы поймали джедая и мальчишку, — сообщил солдат в комлинк. Выслушал ответ и посмотрел на Оби-Вана: — Вот сейчас и расскажешь графу, что у тебя за приказ.

Дожидаться Дуку было совершенно некстати. Оби-Ван вскинул руку, посылая к солдатам волну Силы, которая должна была смести их, свалить с ног, создавая неразбериху и давая шанс сбежать — но наткнулся на непреодолимое противодействие. Волна угасла, не нанеся никакого ущерба.

— Слабо, слабо, — покачал головой Дуку, опуская руки. Он появился так быстро, будто ждал доклада от жуков. — Я знал, что стоит ждать чего-то подобного, — подтвердил он. — Джедаи всегда такие предсказуемые. — Он внимательно посмотрел на Бобу: — Это не Скайуокер, — с некоторым удивлением заметил он.

— Да вы просто сама проницаемость, — отозвался Оби-Ван.

Дуку вздохнул.

— Тогда он мне не нужен. — Пристально посмотрел на Оби-Вана и добавил: — Даю последний шанс. Скажи, где Скайуокер или мальчишка умрет.

Оби-Ван положил руку на плечо закаменевшего Бобы и потянул поближе к себе.

— Я уже говорил, что не знаю, — ответил он. А даже если бы и знал — не настолько он наивен, чтобы думать, что Дуку отпустит их, получив ответ.

Дуку поднял руку:

— Огонь.

Будь на месте солдат дроиды с нулевым временем реакции, все кончилось бы сразу. Но живым существам требовались мгновения на оценку ситуации.

Оби-Ван сгреб Бобу в охапку, рухнул на землю и откатился под прикрытие борта корабля, выгадывая им секунды жизни. Туча выстрелов просвистела сверху, болью обожгло плечо, потом ногу — кто-то из жуков сместил прицел. Оби-Ван прикусил губу, вжимая Бобу в щель между платформой и корпусом, и пытаясь закрыть собой.

Выстрелы стихли. Послышались шаги и остановились рядом. От боли плыло перед глазами; Оби-Ван с трудом обернулся. Дуку стоял в двух шагах, задумчиво глядя на них.

— Никак не пойму — это храбрость или глупость, — пробормотал он.

Вместо ответа Оби-Ван Силой выдернул бластер у одного из жуков и выстрелил в Дуку в упор. Жест отчаянья, не больше — Дуку отмахнулся от выстрелов как от назойливых насекомых, затем бластер вырывался из руки Оби-Вана и покореженным куском металла стукнулся об землю.

— Такое упорство достойно уважения, — сказал Дуку. — Я окажу тебе честь и убью лично.

С тихим гулом из рукояти меча вырвалось красное лезвие. Сзади вздохнул от ужаса Боба.

— Боба, не бойся, — прошептал Оби-Ван непослушными губами. — Все будет в порядке.

— Он лжет, Боба, — отозвался Дуку. — Самое время бояться.

Меч начал опускаться, Оби-Ван с трудом сдержался, чтобы не зажмуриться. Боба всхлипнул и уткнулся лицом ему в спину.

Удара не последовало. Прямо перед глазами мелькнул зеленый росчерк светового меча, остановив красный.

— Я же просил не влезать в неприятности, пока меня нет рядом, — сказал Энакин.

От облегчения Оби-Ван чуть не рассмеялся.

— Технически, когда неприятности начались, ты был уже рядом.

— Оби-Ван, заткнись и просто скажи спасибо.

Энакин взмахнул мечом и Дуку отступил на шаг.

— Интересно, — сказал он. — Ты и есть Энакин Скайуокер?

— Моя репутация меня опережает? — весело спросил Энакин. — Извини, кто ты такой — понятия не имею.

— Энакин, — не удержавшись, проворчал Оби-Ван.

— Да ладно, надо же позлить дедулю, — отмахнулся Энакин. — Ну что, граф, будем драться — или вы деретесь только с раненными и детьми?

— К твоим услугам, — церемонно отозвался Дуку, приветственным жестом поднимая клинок.

Красное и зеленое лезвие заплясали в смертоносном танце, расцвечивая сумерки яркими вспышками и сполохами.

— Круто, — выдохнул Боба, и даже жук-солдаты застыли, завороженно глядя на поединок.

Дуку небрежно парировал удары, его движения были скупы и точны. Энакин кружил возле него, то и дело пробуя его на прочность.

— Отличный потенциал, но техника из рук вон, — прокомментировал Дуку. — Я мог бы многому научить тебя.

— У меня уже есть учитель, — откликнулся Энакин, не ослабляя натиск.

— Кеноби? — поднял брови Дуку. — Этот джедай-недоучка? Тебе нужен настоящий учитель.

— Ты про себя, что ли? Дедуля, из тебя же песок сыплется!

В ответ Дуку отшвырнул его легким движением, Энакин перекатился через плечо и вскочил на ноги.

— Присоединяйся ко мне, — предложил Дуку. — Я научу тебя всему, что знаю. Я открою перед тобой истинную мощь Силы. Ты получишь власть над тьмой и светом, жизнью и смертью.

— Не интересует.

— Ты станешь могущественнее, чем любой из джедаев. Ты сможешь править всей галактикой.

— Да кто в здравом уме захочет править галактикой? — искренне удивился Энакин.

— Пойдем со мной и поможешь мне победить ситха, — попробовал Дуку заход, который почти сработал с Оби-Ваном. — И спасти Республику.

— Мы и без тебя справимся, — ни секунды не раздумывал Энакин.

По лицу Дуку пробежала тень.

— Последнее предложение, Энакин Скайуокер. Если ты присоединишься ко мне, я сохраню твоему учителю жизнь. Что ты скажешь на это?

— Я скажу, да ты не поймешь, — мрачно отозвался Энакин, и выдал такой загиб на хаттском, какой Оби-Ван слышал разве что от Вессель в ее худшем настроении.

Слов таких Дуку, может, и не знал, но смысл был очевиден.

— Тогда, — сказал он, — вы все умрете.

— Кто бы говорил, дедуля.

И Энакин с удвоенным энтузиазмом бросился на него.

Оби-Ван с ужасом следил за поединком. У Энакина не было шансов. Со стороны могло показаться, что он теснит Дуку за счет силы и энергии, но Оби-Ван видел, что тот просто заманивает его. Несмотря на несомненный талант, Энакину не хватало опыта, чтобы сражаться на равных с таким мастером клинка, как Дуку. Возможно, если бы он остался в Храме, учился у лучших мастеров, тренировался с разными противниками, у него был бы шанс — но сложно считать за опыт спарринги с одним единственным, не самым сильным партнером. В любой момент Дуку надоест играть, и тогда…

Задыхаясь от боли, Оби-Ван приподнялся. Нужно отвлечь Дуку хоть ненадолго, дать Энакину хотя бы шанс. Он потянулся к Силе, сорвал с места дроида-заправщика и швырнул в Дуку. Небрежно вскинув руку, тот остановил снаряд в полете и бесполезным грузом уронил на землю. Оби-Ван не собирался сдаваться, хотя перед глазами поплыли цветные пятна. Боба поднырнул ему под руку, помогая устоять на ногах. Оби-Ван благодарно сжал ему плечо и запустил в Дуку погрузочную тележку. С тем же нулевым результатом.

Он шарил взглядом по посадочной площадке, пытаясь найти что-нибудь, что можно использовать против Дуку, и вдруг заметил возле соседнего корабля высокую фигуру, подбирающуюся поближе. Человек перехватил взгляд Оби-Вана, кивнул на дуэлянтов и начал поднимать руку с оружием.

— Энакин, назад! — рявкнул Оби-Ван. Тот подчинился инстинктивно — кувыркнулся через голову, отскакивая прочь... и в этот момент Дуку охватил огонь.

Оби-Ван ожидал услышать крик боли, но его не было. Пламя окружило Дуку — и застыло вокруг него желто-оранжевым плащом, не причиняя вреда. Невероятно. Никогда в жизни Оби-Ван не видел такого контроля над Силой…

И все же это на мгновение отвлекло Дуку от поединка, красный клинок опоздал на долю секунды — и взлетевший в новой атаке меч Энакина, не встретив сопротивления, опустился на его шею.

Голова Дуку с тихим стуком упала на землю. Рядом рухнуло охваченное пламенем тело.

Человек позади Дуку опустил огнемет.

— Папа! — восторженно завопил Боба и бросился бегом.

Энакин выключил меч, с недоумением и испугом глядя на мертвое тело.

Оби-Ван обессиленно сел на землю. Потом лег.

Энакин присел рядом на корточки.

— Ты как? — обеспокоенно спросил он. Оби-Ван улыбнулся. Теперь — лучше всех. Еще бы немного бакты — и будет совсем замечательно.

— Спасибо, — сказал Оби-Ван. — Ты очень вовремя. Как дела у Ларсов?

— В порядке. Более-менее. Потом расскажу. Идти можешь?

— А у меня есть выбор? — хмыкнул Оби-Ван, и зашипел, когда Энакин перекинул его здоровую руку себе через плечо и потянул вверх, помогая встать.

Жуки-солдаты спешно ретировались, перепуганные гибелью Дуку. Вряд ли их смущение продлится долго, нужно было торопиться.

Подошел Фетт, обнимая Бобу за плечи.

— Есть, на чем лететь? — спросил он.

— Да, — ответил Энакин. — Спасибо за помощь.

— Он хотел убить Бобу, — пожал плечами Фетт. Посмотрел на Оби-Вана тяжелым взглядом:
— Куда дел мой доспех?

— Жуки забрали, — ответил он. — Может ты знаешь, куда они девают трофеи.

Фетт кивнул, развернулся и, подтолкнув Бобу вперед, направился к трапу «Раба-1».

На полпути Боба обернулся и помахал рукой. Оби-Ван улыбнулся в ответ.


***

Оби-Ван дохромал до рубки и уселся в кресло второго пилота.

— Ты зачем встал? — недовольно спросил Энакин. — Отдыхай. До Корусанта далеко, а в гиперпространстве нет ничего интересного.

— Спасибо, я уже выспался на три дня вперед, — отозвался Оби-Ван. — И в каюте тоже нет ничего интересного.

Они помолчали.

— Энакин, что тебя беспокоит? — спросил Оби-Ван.

Энакин нахохлился.

— Я убил его, — пробормотал он. — Это… это очень плохо?

— Для него или для тебя? — улыбнулся Оби-Ван и тут же стер улыбку. — Извини. Если бы победил он, то убил бы всех нас. Или хуже. Он был ситхом, Энакин, и он хотел сделать тебя своим учеником.

— Да, я так и понял, — кивнул Энакин. — Он выразился довольно ясно. Но что если его убийство — как раз путь к Темной стороне?

— Ты рад его смерти? — спросил Оби-Ван. — Тебе приятна мысль о том, что ты его убил?

Энакин помотал головой.

— Ну, то есть я рад, что не он убил меня. Но я не стремился к этому, я бы хотел победить как-нибудь по-другому.

— Он был слишком силен. Нет, Энакин, это не путь к Темной стороне. Но почему тебя это так беспокоит? Тебе уже приходилось убивать.

— Я… На Татуине… Мама…

Энакин вскочил на ноги и отошел к иллюминатору. Начать было трудно. Слова сухими колючками драли горло, но он упорно выталкивал их, одно за другим: про маму, про тускенов — и постепенно они побежали неудержимым потоком.

— Я хотел убить их, — шептал он, прижимаясь лбом к холодному транспаристилу. — Я хотел этого больше всего на свете. Я чудовище, Оби-Ван. Я знаю, я мог бы их убить…

Он говорил и говорил, сбиваясь и повторяясь, он боялся остановиться и услышать ответ — или не услышать. Оби-Ван не поймет его. Не простит.

На плечо легла рука, и он вздрогнул от неожиданности. Оби-Ван встал рядом, глядя вместе с ним на сверкающие полосы гиперпространства. В наступившем молчании не было осуждения.

— Между желаниями и поступками — пропасть, Энакин, — тихо заговорил он. — Мы не можем выбрать то, что чувствуем. Только то, что делаем. Только наш собственный выбор делает нас теми, кто мы есть. Ты не станешь чудовищем, пока не решишь им стать.

«Хороший выбор, Скайуокер», — рефреном отдались в голове слова Вессель. Может быть, он действительно выбрал. Может, ему еще миллион раз придется выбирать. Но он знал теперь, что может сделать правильный выбор. Он хочет быть джедаем. Он станет джедаем.

— Не думай, что дальше будет проще, — будто прочитав его мысли, сказал Оби-Ван. — Каждый раз так же трудно, как в первый.

Энакин кивнул, не доверяя своему голосу. Страх, незримо поселившийся в нем, медленно отступал. Пусть сарлак ждет его в яме под ногами — не дождется. Он справится. Он — джедай.

— А теперь помоги своему старому больному учителю добраться до кресла, — потребовал Оби-Ван. — Прыгай тут за тобой по всей рубке, никакого сочувствия.

Энакин с облегчением рассмеялся и протянул ему руку.


***

В приемной верховного канцлера они выглядели чужеродными элементами. Впервые за много лет Оби-Ван пожалел о джедайской одежде — вот уж что выглядит уместно в любой обстановке.

— Привет героям Республики, — гаркнул Вос, отдавая шутовской салют. Падме тепло поздоровалась с ними.

— Заткнись, Квин, — поморщился Оби-Ван. — Нашел героев.

— А что? Сам канцлер так сказал. Хочу, говорит, лично поблагодарить героев Республики. Будешь спорить с канцлером? Общественность, конечно, ничего не узнает, все засекречено на высшем уровне, но сами-то можете гордиться. Эй, Скайуокер, ты гордишься?

— Безумно, — рассеяно пробормотал Энакин — куда больше болтовни Воса его занимала улыбка Падме.

— Что вообще ты тут делаешь? — Оби-Ван присел рядом с Восом. — Я думал, сенатору больше не требуется охрана.

— А я теперь главный специалист по вам двоим, — ухмыльнулся Вос. — Вы вроде как были моим контактом, я за вас поручился, так что и мне положен кусочек ваших лавров.

— Хватит, Квин, — попросил Оби-Ван. — Сам понимаешь, все получилось совершенно случайно.

— Случайно или нет, но вы избавили нас от кучи бантова дерьма. Слушай, — Вос наклонился к нему поближе, — все это секретно по самое не могу, но уж ты-то имеешь право знать. Йода летал на Камино для прояснения ситуации, и ему там заявили, что армию заказал джедай. Магистр Сайфо-Диас. Для Республики. Вот-вот, у всех такое лицо было, да. Все готово, говорят, все оплачено, вам завернуть или так заберете? О, у вас и флот на орбите, как удачно. Заказал, значит, Сайфо-Диас, а Фетта нанял Дуку. А оплата вообще такими тайными путями прошла, что аналитики себе весь мозг сломали, но пока не отследили. Ну то есть здорово — Дуку помогает своим противникам создать армию, добрейшей души человек. Начали копать, в чем подвох, клонов этих чуть ли не по атомам изучили — и нашли у них в голове такую дрянь, запрограммированные чипы. И там приказы вшитые: канцлера убить, джедаев убить, сенаторов убить… Получает такой приказ клон по специальному каналу — и все, привет, свои мозги отключились, один приказ и остался. А каминоанцы только головами мотают — не знаем, не в курсе, ни при чем. Саботаж, говорят, наверное. Вот так. А выйди мы на Камино официально — никогда бы и не подумали связать с ними Дуку, вляпались бы как миленькие.

— А что будет с клонами? — спросил Оби-Ван, думая о Бобе. Нужно предупредить Фетта, чтобы проверил, нет ли у мальчика чипа.

— Ну, чипы им удалят, — пожал плечами Вос. — Их сейчас и джедаи изучают, и куча независимых исследователей. Если решат, что больше от Дуку подлянок нет, отпустят с миром. На Камино лавочку, конечно, прикрыли — но тех, кто уже есть, обратно в пробирки-то не загонишь. Может в качестве солдат и наймут, если закон про армию все-таки продавят. Хотя без Дуку сепаратисты разбегутся по углам, а если нет сепаратистов — то и армия вроде как ни к чему.

— Я не уверен насчет сепаратистов, — пробормотал Оби-Ван. — Квин, на Джеонозисе Дуку сказал мне кое-что. Сотни сенаторов находятся под контролем ситха, Дарта Сидиуса. Понимаешь? Один ситх во главе Конфедерации, второй дергает за ниточки в Республике. Это не просто Дуку хотел войны, это план ситхов.

Вос нахмурился.

— Ты уверен? Такой соврет — недорого возьмет. Чтоб джедаи — и не почуяли ситха?

— Он сказал, что джедаи не видят ситха у себя под носом. Что Темная сторону туманит зрение. Не знаю, Квин, может и соврал, но все это имеет смысл.

— Йода тоже все время твердит про Темную сторону, — вздохнул Вос. — Ты же понимаешь, что я все передам Совету?

— За этим тебе и говорю, — кивнул Оби-Ван.

— Я вроде как мастер-джедай, а не мальчик на побегушках между каким-то наемником и Советом, — проворчал Вос.

Оби-Ван рассмеялся:

— Не каким-то наемником, а героем Республики, сам сказал.

Вос рассмеялся тоже.

— Что делать собираешься, герой Республики? — спросил он.

— Как что? — удивился Оби-Ван. — Искать ситха, конечно. Хотя, учитывая, как сильно Дуку хотел заполучить Энакина в ученики, думаю, ситх сам нас найдет.

Двери в кабинет распахнулись, и секретарь приглашающе взмахнул рукой:

— Верховный канцлер Палпатин ждет вас.


URL записи

@темы: star wars, fanfiction